Итак, Райан расскажет нам про компанию Humboldt Seeds Organization — как они начинали, и во что это превратилось сейчас.

Да, Humboldt Seeds Organization была основана 9 лет назад, примерно в 2006–2007 году. Она появилась на базе группы коллекционеров, которые самостоятельно отбирали и выращивали коноплю и на протяжении последних 15–20 лет тратили львиную долю своего времени на отбор и скрещивание генетического материала. И в результате у нас появилась очень обширная и разнообразная коллекция.

Сейчас наша компания выходит на официальный рынок в Вашингтоне и Орегоне. У нас также есть небольшое представительство в Колорадо, однако рынок в Вашингтоне является для нас ключевым. В настоящее время у нас есть место, которое даст нам возможность начать селекцию и выращивание в более крупных коммерческих масштабах. Мы планируем завершить этот новый проект весной будущего года, и тогда у нас появится около 62 000 квадратных футов легальных плантаций.

h03

Мы будем работать в сотрудничестве с рядом других производителей и планируем стать одним из ведущих производителей в штате. У нас крупнейший в штате архив с большим генетическим разнообразием, в котором собраны образцы 217 различных видов конопли. И на данный момент это самая крупная генетическая коллекция в штате Вашингтон.

И это наш первый релиз. Кроме этого, у нас есть ещё около двух сотен, которые будут представлены в другой коллекции. Потому что мы собираем их с помощью 8–10 наших генетиков, у каждого из которых за это долгое время уже образовалась собственная коллекция.

Мы также поддерживаем органические методы производства. Чаще всего мы заранее смешиваем почву с различными природными компонентами, используя различные технологии микробиологии, что позволяет извлечь содержащиеся там компоненты и сделать их более доступными для растений. Благодаря этому нам не нужно использовать жидкие и многие другие удобрения, которые стандартно используются в этой индустрии.

Мы можем обеспечить растения всеми необходимыми микроэлементами, используя только компост и небольшое количество сахара в самом конце, чтобы обогатить содержимое почвы. Но по большей части всё уже заранее заложено и перемешано с почвой, и мы в основном только снабжаем растения водой в процессе роста.

h04

В России вы широко известны как Humboldt Seeds, которые упаковывают свою продукцию в очень симпатичные деревянные коробочки. Расскажи нам, как давно компания Humboldt Seeds начала работать в Европе, как она пришла в Россию? И какие у тебя есть планы на будущее в этой части земного шара, довольно далеко от США?

Примерно 6 лет назад мы запустили свой проект в Европе. У нас была возможность поработать напрямую с Dinafem и запустить производство в Испании, начав внедрять достижения калифорнийской генетики на европейский рынок. Мы также заметили, что некоторые рынки в значительной мере зависят от климата и погодных условий, которые влияют на определённые виды растений.

Что касается российского рынка, мы заметили, что там более короткий сезон и ранние холода, это куда более экстремальный, по сравнению с калифорнийским, климат. Поэтому мы считаем, что автоцветы гораздо больше подходят для российского рынка.

Генетика Humblod Seeds способна познакомить людей с тем, что выращивается в Северной Америке, и мы считаем, стоит попробовать автоцветы, дающие отличный 75-дневный выхлоп на всей территории Калифорнии.

h06

Если я правильно тебя понял, вы производите семена и продаёте их в Европе. А в Калифорнии вы производите липучие шишки конопли и продаёте их фармацевтам на законной основе? Если это так, расскажи нам, пожалуйста, как это всё легально происходит: как вы смогли начать этот бизнес на законной основе, насколько большие у вас теплицы, сколько людей приходит на сбор урожая и как вы всем этим руководите?

На медицинском рынке Калифорнии есть определённое число ассоциаций производителей — это группы людей, которые работают совместно. Все они — пациенты, которые в узком кругу выращивают ганджу.

Конкретно, на пяти наших фермах в зависимости от сезона трудятся от 42 до 250 пациентов. Урожай выращивается для пациентов, они могут приходить на ферму и выполнять различные работы в процессе роста кустов. Они также помогают собирать урожай и маникюрить шишки — это важная часть процесса, которая гарантирует качество, и ручную стрижку не заменить роботом.

Готовый продукт поступает на рынок через фармацевтов, которые сами приезжают забрать у нас урожай. Вкратце, это большая замкнутая система, благодаря которой доходы со всего, что выращивается в теплицах, распределяются внутри коллектива. Практически ничего не уходит оттуда наружу. И фармацевты, которые с этим работают, также напрямую связаны с этим коллективным хозяйством. У нас то качество, которое невозможно получить без био-факторов проживания, и мы его гарантируем.

Конечно, мы также производим определённое число медицинских препаратов, в том числе немного бутанового концентрата и гашишного масла. В коллективе есть пациенты с различными диагнозами, от мультисклероза (рассеянного склероза) до болезни Крона (гранулематоз кишечника), ревматоидного артрита, тревожных синдромов и мигреней. В общем, очень широкий круг заболеваний — поэтому мы выращиваем широкий диапазон сортов, чтобы подобрать каждому то, что ему подходит.

Но я пока не совсем понял, как это происходит на практике? Вот есть какая-то организация, куда ты приходишь, стучишься в дверь и говоришь: «Привет, я Райан, у меня есть много друзей с генетическими образцами, и мы можем вместе выращивать и продавать», — или как? Каков был твой путь, какие конкретно шаги ты сделал?

Ну, на официальном рынке Вашингтона тебе необходимо получить специальное разрешение по форме I-502. И мы работаем с теми, у кого уже есть это разрешение I-502, позволяющее в рамках законодательных норм штата Вашингтон официально продавать любые произведённые тобой продукты через эту систему: гибридные клоны, семена, концентрат, соцветия. Разница здесь в том, что эти лицензии выдают индивидуально. Поэтому ты должен получить лицензию на переработку, лицензию на производство, и каждая из них выдаётся отдельно.

А в Орегоне всё будет организовано так, что это будет одна общая лицензия на всё: она будет уже включать разрешение на производство, на переработку и на изготовление концентрата. Ты сможешь легально делать всё это у себя дома.

h05

Что касается Калифорнии, там сейчас всё подчинено медицинскому законодательству и регулируется в рамках законопроекта 2.15, поэтому пока всё сводится к этому. Однако сейчас сфера медицинского законодательства будет больше регулироваться на уровне штата и на местном уровне, и каждый округ будет устанавливать собственные нормы, как это происходило в других сферах на протяжении последних 20 лет.

Поэтому, если мы перейдём к Калифорнии, — в разных районах там по-разному относятся к выращиванию конопли: некоторые придерживаются более консервативных взглядов, другие — более либеральных. Так что в отдельных районах выращивание конопли там полностью запрещено, и вы не сможете организовать пункты распределения медикаментов из конопли в этих округах.

И в то же время есть и другие районы — например, наш округ Гумбольдт (Humboldt County), где очень либеральный закон в отношении выращивания конопли. Например, если в среднем по Штатам медицинский пациент может выращивать до шести растений, то здесь, в округе Гумбольдт, разрешён целый плантарь, аж 99 кустов. Это даёт гораздо больше свободы и, при наличии группы единомышленников, позволяет расширяться.

Бразы, Гумбольдт — одно из самых свободных конопляных мест в мире!

Но я до конца так и не понял всё равно. Вот есть люди, которые получили лицензию, ты знаешь много таких людей? Они все вместе приходят и выращивают растения в твоей теплице?

Да. Обычно в коллективном разведении участвуют те, кто получил рекомендации от доктора, но не может или не хочет самостоятельно выращивать. Тогда они присоединяются к коллективу и получают ежегодную ренту после харвеста. Для регистрации в ассоциации новички должны предъявить предписание, которое они получили от доктора, и удостоверение личности. И на основании регистрации они тоже становятся частью Humboldt Seeds Organization, и мы можем выращивать для них коноплю.

То есть, новые члены ассоциации дают вам право на выращивание?

Да, право на выращивание. На сегодня у нас есть права на выращивание конопли для более чем 150 пациентов.

То есть, если в Калифорнии это 150 лицензий по 99 растений, всего получается около 15 тысяч растений, или чуть меньше?

Да, именно так. Но эти цифры могут различаться, потому что у нас несколько разных ферм, и на другой ферме сейчас уже около 500 лицензий. Думаю, что более 500 уже расширяться не стоит.

И по всей стране действует одна и та же схема?

Нет, в каждом штате существует своя система, Колорадо идёт к созданию самой лучшей.

Нет, я имею в виду систему получения лицензии, когда кто-то передаёт тебе рекомендацию от врача?

Ну, к примеру, в штате Вашингтон сейчас это узаконили, то есть там любой человек даже без рекомендации врача может выращивать коноплю, кто угодно старше 21 года.

Там также будет создано 500 розничных магазинов, где любой человек — местный или турист — сможет зайти и купить пакет конопли или концентрат и легально это употребить.

Точно также это начнёт работать и в штате Орегон начиная со следующего года. Разница между Орегоном и Вашингтоном будет заключаться только в том, как они будут распределять разрешения.

В том смысле, что в Вашингтоне обязательно нужно получить отдельно разрешение на выращивание конопли, отдельно — на обработку, и отдельно — на изготовление концентрата, так? А в Орегоне понадобится всего одно разрешение, в которое уже всё будет включено.

Нет-нет, это регулирование штата не относится к медикаментам (шишкам и экстрактам) и растениям для изготовления медикаментов, они отдельно регулируются в рамках медицинской системы. Мы говорим про рекреационную систему, то есть продажу без рецептов врача, в магазинах. Тут достаточно иметь разрешение на производство — и всё. Тогда ты можешь легально продавать это магазинам, которые получили соответствующее разрешение на розничную торговлю. Поэтому там сейчас бум, умные люди спешат получить лицензию! Всего в штате Вашингтон предусмотрено 500 лицензий на розницу и 700 лицензий на производство. Однако с обладателями таких разрешений можно работать только в рамках этой системы.

h02

А если ты вырастил коноплю и попутно получил лицензию для розничной торговли, можешь сам барыжить?

Если ты работаешь в рамках этой системы, то должен довольствоваться чем-то одним. Нельзя всё монополизировать. Получить лицензии и на розничную торговлю, и на переработку, и на выращивание тебе просто не позволят.

Понятно. Иначе ты станешь чересчур богатым.

Они не хотят, чтобы кто-то монополизировал этот рынок. И они сохраняют эти ограничения, потому что это мелкий бизнес: чтобы мелкий бизнес продолжал развиваться, и на рынок не проникли извне крупные промышленные предприятия, которые могут захватить его и монополизировать.

Хорошо, теперь стало понятно, как тебе разрешают это выращивать. Но вот у тебя есть теплица, в которой 1500 растений, ты обработал их и получил много красивых шишек — и теперь тебе нужно легально их продать. Как это можно сделать в рамках закона? Ты идёшь в диспенсарий и говоришь: «Привет, мы вот такой клуб, купите нашу коноплю», — они переводят тебе оплату на банковский счёт, и потом ты платишь налоги? Или там какая-то другая схема?

Ну, обычно ты хорошо это всё упаковываешь и отправляешь фармацевтам, а они оплачивают тебе и наликом, и на банковский счёт, и на основании полученных денег ты выплачиваешь налоги. Проблема здесь заключается в том, что федеральное правительство не слишком-то позволяет подобного рода деятельность. Поэтому не обязательно всё привязывать напрямую к банку. В Калифорнии всё вроде легально, а сверху может иначе посчитают, мало ли…

Поскольку на федеральном уровне разведение конопли пока полностью не легализировано, то существуют налоговые ограничения при регистрации гровинга как формы бизнеса. Даже если мы говорим о некоммерческой организации.

Да, очень важно, что в Калифорнии коллективные фермы по выращиванию конопли являются некоммерческими предприятиями. Таким образом, деньги эти сохраняются внутри, и эти же деньги используются круглогодично — потому что тебе нужен бюджет, чтобы поддерживать ферму в жилом состоянии, чтобы платить наёмным сотрудникам. Все доходы используются внутри замкнутой системы. В этом и состоит цель производства: если продукт продаётся фармацевтам, деньги потом снова возвращаются в коллектив и распределяются по мере участия.

Ага, значит, налоговая и члены коллектива должны тебе доверять на все сто? У тебя касса, и каждый раз, когда ты платишь за продукты, солярку для генератора, рабочим, что маникюрят кусты, ты просто записываешь в айфоне, что мистер Джонсон на этой неделе получил 500 долларов за работу, на следующей неделе — ещё 500 долларов… И в конце года у тебя остаётся просто куча собственных записей о том, что ты заплатил кому-то деньги, но нет никаких официальных подтверждений?

Да, примерно так и есть. В смысле, мы действительно храним журналы, в которых всё это записано, и компьютерные таблицы Excel. Возможно, это не очень удобно. Несмотря на масштабы, деятельность Humboldt Seeds Organization не направлена на получение прибыли. Это сделано для того, чтобы люди могли объединиться в группы и получить необходимые им лекарственные средства.

Только на легальных рынках, таких как Орегон и Вашингтон, уже начинает проявляться аспект получения прибыли в этой индустрии. Это пока первые штаты, где у нас впервые появилась возможность работать ради прибыли, — Вашингтон, Орегон и Колорадо, и сейчас вся отрасль постепенно начнёт переходить к такому варианту, как я думаю.

Ранее в этих штатах могли существовать только некоммерческие коллективные фермы и фармацевтические пункты для распределения полученных лекарственных средств. Теперь им будет позволено легализовать доходы и подкрутить начатое дело под написанные под него новые законы.

То есть пока это нельзя назвать на 100 % легальным бизнесом, где можно заранее всё спланировать? И ты не можешь пока вычесть из налоговой базы всё оборудование, которое ты приобретаешь — ты просто берёшь наличку, покупаешь то, что тебе нужно, и делаешь соответствующие записи?

Мы говорим про некоммерческое предприятие. Главное для нас — гарантировать качество продукции. Мы в первую очередь должны предоставить самые лучшие шишки конечному потребителю. Пофиг сколько это стоит. Мы выращиваем без удобрений, в лесу, без автобанов и смога вокруг. Супер-био высшего качества, очень трудоёмкое в производстве.

Что касается рекреационного рынка, куда мы только начинаем выходить, там поведение производителя может измениться — и он сможет представить линейку продуктов различного качества. Потому что в отличие от тех, кто выращивает это ради получения прибыли, некоммерческие производители были ориентированы на достижение наилучшего качества больше, чем на количество, как ты понимаешь.

С точки зрения федерального законодательства, пока это на 100 % нелегально. Это значит, что когда штат регулирует такой «нелегальный» рынок конопли, там нет установленных налогов.

И твои базовые операционные расходы, которые в определённых категориях бизнеса были бы включены в налоговый вычет, здесь такими не являются — пока федеральное правительство не изменит свою политику в отношении конопли. И это немного усложняет задачу, поскольку здесь приходится искать другие пути и платить больше налогов из-за отсутствия правовой базы.

Ты не можешь списать расходы и НДС, просто подумай об этом. Это немалые суммы — например, в Вашингтоне налоговая база для продукта составляет 47 %. И часть этой суммы идёт потребителю, а часть уходит производителю.

Это очень сложные вычисления, давай лучше поговорим о чём-нибудь попроще! Эрик сказал мне, что даже в вашем легалайз-парадайз-округе Гумбольдт в сезон сбора урожая кругом летает много вертолётов, и на найденные в лесу плантации спускается спецназ, который срезает растения. Если с воздуха заметят твои теплицы, они тоже спустятся и срежут все растения, или те лицензии, которые ты собрал, защитят твой урожай от уничтожения?

Да, что касается местной полиции, на самом деле, они так не делают. Это могут быть какие-то специальные силы на федеральном уровне. Или рейды против челов, которые незаконно используют землю, гровят на территории заповедника. В таких случаях зондер-команды могут спуститься и уничтожить урожай.

Они так же действуют, когда люди убегают при их появлении. Потому что если ты убегаешь, это может значить только то, что ты делаешь что-то неправильное. Но с теми людьми, которые находятся на своих плантациях, такого не происходит, здесь такое совсем не распространено. Если ты физически присутствуешь на территории, которая является твоей собственностью, они ничего не могут сделать. Как максимум — это сфотографировать плантари и отправить фотографии прокурору, чтобы получить ордер, и только с этим ордером они могут прийти и осмотреть собственность. И кстати говоря, когда ты работаешь на такой ферме, у тебя есть свои юристы, которые занимаются всеми документами.

Так что, если полиция придёт к твоим воротам, они должны будут ознакомиться с папкой с копиями всех врачебных рекомендаций, где на первой странице сказано, что прежде, чем зайти на территорию, необходимо связаться с адвокатом. Это называется no cut no cuff policy, «политикой без уничтожения растений и без арестов». Копы обязаны ждать, пока не приедет адвокат, и до этого момента никто не будет вступать в контакт с полицией. Это часть легальной системы, так она работает. И полиция должна вести себя очень аккуратно, потому что если они сделают что-то некорректно, им придётся отвечать по закону, это тоже часть системы.

h07

Давай вернёмся к той ситуации, когда есть кто-то, получивший лицензию на выращивание, — он новичок в этом и передаёт тебе своё право на выращивание. А у тебя есть 270 разных сортов. Как ты будешь выбирать, какие именно растения тебе выращивать?

Это во многом определяет рынок. Мы выращиваем большое число разных сортов, как с высоким содержанием THC, так и с низким, а также с высоким и низким содержанием CBD, с самыми различными комбинациями каннабиноидов. Некоторые из этих сортов обладают высокой выживаемостью, и в зависимости от климата определённые виды растут лучше, чем другие.

Кроме того, у нас есть временные рамки: некоторые предпочитают быстрое цветение, всего на 7–8 недель, другим надо вырастить шишку позабористей, и это занимает 10–12 недель. То есть каждый может получить для себя свой эксклюзивный вариант, потому что мы также занимаемся селекцией и даже можем вырастить куст с заданными потребительскими свойствами. Если ты как потребитель ищешь какой-то определённые сорт, которые должен обладать заданными характеристиками, мы можем его вывести специально для тебя. Собственные семечки позволяют нам продавать продукт большому количеству потребителей.

Итак, если кто-то придёт к тебе и попросит вырастить для него «indica» — хорошо, ты вырастишь для него 100 кустов и отдашь ему полкило, и у тебя ещё останется много на продажу. Я-то думал, что выбор растений и конкретных гибридов в первую очередь определяется запросами со стороны диспенсариев?

Например, если ты уверен, что можешь продать много «white widow», ты говоришь новичку: хорошо, я буду выращивать «white widow». Если ты знаешь, что хорошо продашь «purple couch», ты скажешь ему, что будешь выращивать «purple couch». Я думал, что ты именно так действуешь?

Да-да, это в принципе правильно, ассортимент задают покупатели, конечно. Но если кто-то ищет какой-то очень особенный сорт, я всё равно выращу это для него. Например, у нас есть пациенты, которым нужна конопля с очень высоким уровнем THC, чтобы лечить мигрень. Причём некоторые сорта, которые у меня есть, довольно сложно вырастить, они требуют особого внимания и ухода, поэтому мы выращиваем их в ограниченных количествах, на небольших площадях. И в таких случаях основная часть урожая предназначена этому конкретному пациенту.

У меня также есть пациенты, которые используют коноплю в качестве средства от бессонницы. Им нужен снотворный эффект и повышенное содержание CBD, поскольку это способствует засыпанию и благодаря своим свойствам в сочетании с THC очень хорошо помогает от бессонницы.

В общем, мы выращиваем некоторые из этих специальных разновидностей, и в Калифорнии это в первую очередь зависит от конкретных пациентов. Если посмотреть на рынок в Вашингтоне, он совсем другой: там многое зависит от того, чего хотят владельцы лицензии на производство и переработку, а не пациент.

В Калифорнии это в основном то, чего хочет пациент, и потребительский спрос определяют пациенты. В то время как потребительский спрос в Вашингтоне определяется большим числом самых разных людей: есть молодёжь, которая это покупает.

У меня появился теперь технический вопрос: давай поговорим о твоей ферме в округе Гумбольдт. Вот ты въезжаешь в ворота — на 15 гектарах земли там растут деревья, стоит дом, теплица и открытые плантации. И ты должен поддерживать это всё в рабочем состоянии. Кто там живёт и заботится о почве, готовит всё к зиме, выращивает клоны для рассады ранней весной, высаживает их в грунт с приходом весны, поливает и так далее? Расскажи нам, как вообще это всё происходит? Сколько людей живёт внутри, кто они такие — мужчины, женщины, чернокожие, белые, как ты их выбрал?

Округ Гумбольдт — это очень интересное место, потому что там живёт довольно много людей, которые родились в других местах. И в целом, что касается Emerald Triangle, «изумрудного треугольника», очень многие люди приезжают в этот регион с других концов света, чтобы заняться выращиванием конопли.

Так что ты можешь увидеть там людей с самой разной внешностью и разными профессиями, вcё, что только можно себе представить. И они все приехали туда специально, чтобы начать выращивать коноплю, — не только из Калифорнии, но и со всех Соединённых Штатов, со всего мира. Большая часть гровит на улице, outdoor, в районе 30х30 миль вглубь от побережья. Многие люди построили себе там собственные дома и стали жизнь с нуля, начав просто с голой земли.

Мы сделали точно так же, несколько своих ферм мы построили сами. В глуши. Мы не подключены к общей электрической сети — у нас есть несколько своих генераторов. Многие гроверы в регионе также юзают солнечные батареи. Кроме того, иногда у нас бывает холодно, когда 2–3 месяца в году может идти снег и погодные условия не очень благоприятные. На этот период можно вернуться в город.

Подавляющее большинство начинает замачивать семки в марте. Но тот, кто хочет вырастить много растений и получить действительно большой урожай, готовится уже с января-февраля. Примерно до марта-апреля наши растения находятся внутри дома, а потом их пересаживают в теплицы со специальным освещением и отоплением. Мы используем дополнительное освещение, чтобы компенсировать недостаток света, вплоть до летнего солнцестояния 21 июня.

h08

То есть, к 8 апреля рассада уже высаживается в почву?

Нет, это происходит по частям. В начале сезона кусты растут внутри теплицы, пока не достигнут примерно полуметровой высоты. И после этого их пересаживают в землю на окончательное место. Обычно растения постепенно перемещают в грунт в начале мая.

Цветение обычно начинается во вторую неделю июня, чтоб его активизировать, мы ежедневно закрываем теплицы сверху чёрным пластиком в семь часов вечера, а в семь утра вновь раскрываем.

Это продолжается обычно 50–55 дней, и на протяжении последних 10 дней этого цикла мы перестаём убирать сверху покрытие. Поскольку к этому моменту в растениях уже достаточно гормонов, и нам не нужно больше заботиться о том, чтобы их открывать.

Сколько гроверов живут на ферме круглогодично?

Два человека.

И они выполняют всю необходимую работу?

Да, они там всё делают зимой. В марте мы привлекаем дополнительную помощь, и там работает обычно до шести человек. Но в основном всей фермой занимаются два человека.

То есть, основные рабочие руки нужны только в августе?

Да, рабочие приходят, чтобы собирать урожай и чтобы маникюрить.

Два человека занимаются всей этой фермой и теплицами?!

Да, все восемь строений. И они также занимаются там всем остальным имуществом. Эти ребята обычно работают 7 дней в неделю, по 16 часов в день на протяжении примерно 9 месяцев. Это сложно. Я делал это на протяжении 5 лет и знаю не понаслышке, что это такое.

А как выглядит рабочий день?

Ребята встают около 6 часов, примерно в 5:30 — в 6 утра. Затем после лёгкого завтрака выходят на улицу, снимают покрытия с теплиц, активизируют ирригационную систему и поливают растения.

Из шлангов?

Да, но ирригационная система там полностью автоматизирована, надо только нажать на кнопку, и вода поступает к плантарю.

К каждому растению?

Да, всё по-взрослому. У нас есть свой пруд для сбора дождевой воды и снега, а также резервуары и насосы. Из пруда мы закачиваем воду в резервуары, и потом оттуда она распределяется по всей территории для полива. На ферме есть склон, на нём, на высоте около 120 метров над уровнем моря, был сделан пруд, ниже по склону — дом и плантари.

А когда ты выбирал месторасположение фермы, ты спланировал заранее, что там будут теплицы и понадобится вода?

Да, мы сами разработали проект системы для подачи воды и спланировали, как построить теплицы, чтобы они получали достаточно солнечного света, но при этом были защищены от ветра. Мы находимся в горах, и здесь бывает сильный ветер, поэтому мы построили прочные теплицы, которые способны выдержать такие условия: дождь, снег, порывистый ветер, очень резкие перемены погоды.

h01

Двое ребят отвечают также за подготовку рассады?

Да, они отвечают за всё: от рассады до создания других гибридов, а также за то, чтобы всё спланировать, убрать, опрыскать и так далее — всё это должно быть сделано строго по графику. У них очень плотный график, который расписан по секундам — с того момента, как они встают утром, и до момента, когда они отрубаются. Они не укладываются спать, они просто вырубаются. Ну ты понимаешь — когда ты наконец присядешь там в 10 вечера, весь измученный работой, то ты отрубишься прямо там, где сидишь. У меня даже есть целый фотоальбом со снимками моих рабочих, как они вырубались в самых разных позах.

На самом деле? Круто!

Потому что, конечно, ты работаешь там до полного изнеможения.

В итоге, по концовке, сколько шмали производят эти ребята?

Шестьсот фунтов — это примерно 290 килограммов.

За один год?

Да, за год, это один сезон.

Они работают очень эффективно. Сколько им лет?

Около 30, они в отличной форме.

И они также буравят, копают лунки лопатой и готовят био-перегной для удобрений?

Да-да, и всё такое. Не пойми меня превратно: в определённые периоды мы все работаем там вместе, это до шести человек сразу. Но все необходимые ежедневные операции выполняют обычно два человека. Конечно, это требует полной отдачи. Это как работать на рыболовецком судне. На самом деле это очень похоже, потому что там ты тоже спишь всего 3–4 часа в сутки, и тебя могут разбудить в любой момент. Например, можешь проснуться в четыре часа утра, потому что отключился генератор, и нужно встать и заправить его, ничего тут уж не попишешь. Понятно, что каждое утро генератор не глохнет, но иногда нужно поменять масло, иначе он «умрёт», потому что его отключит система безопасности.

Знаешь, это как будто что-то среднее между профессией рыбака и доктора: когда ты работаешь долгие часы и постоянно должен быть готов действовать. В каждый момент ты обязан что-то делать, причём делать это самостоятельно. Ты живёшь далеко в горах, и там нет базовых вещей, которые можно найти в городе. До ближайшего города около двух часов езды.

Но там есть заправка?

Да, до заправки ехать около часа. И там крошечный магазин. Это примерно 25 километров пути, позади Лок-Гейтс, посреди гор. И там совсем другой стиль жизни. Мы живём очень просто — мы сами выращиваем себе продукты, и очень многое из того, что там есть, мы тоже сделали сами. Мы построили там душ, туалет, оборудовали место для стирки, и чтобы сделать там даже самое необходимое, нам понадобились очень много труда, чтобы всё усовершенствовать.

Действительно, там совсем другая жизнь. Но мы любим выращивать траву — вот почему мы там. Мы любим выращивать самую лучшую коноплю в мире. Я думаю, что округ Гумбольдт в целом — одно из лучших мест для гровинга на всей планете. И там много потрясающих людей!

 

 

Опубликовано в Журнале ТРАВА #23         Почитать ещё          Скачать номер          Купить

Страны мира

Бизнес

 trimproo 

Trimpro стальные триммеры на электротяге производства Канады, аццки эффективные машины — самая мощня модификация сделает вас миллионером в течении 5 рабочих часов. Эти аппараты служат для автоматизированной обрезки мега-количества конопляных шишек.

G-SE работает в Швейцарии и Болгарии и специализируеся на конопляной электронике. SMS controller этой фирмы чутко следит за состоянием дел в теплице, принимает сигналы сразу от пяти сенсоров и мгновенно отправляет Вам смс в случае нарушения заданных параметров.
 
 

Чехол для смартфона гровера

Мобильник, проникший во все сферы нашей жизни, является прямой угрозой безопасности профи-гровера. Вынимать батарею каждый раз, когда бываешь в теплице - очень утомительно. Идеальное решение было найдено совсем недавно: чехол из бронебойно-глушильного материала намертво рубит любую связь, стоит лишь внутрь телефон.


weedypediasmall
Weedypedia появилась на Google Play осенью 2013 года и является первой русскоязычной раста-аппликацией, дающем пользователю массу информации о канна-бизнесе.

ona-
Ona odour control был изобретён в Канаде. Как известно, канадские гроверы прославились тем, что выращивают невероятное количество шишек. Им живётся намного проще, чем российским коллегам, но о мерах безопасности они не забывают
 

ghr

 

Greenhouse Seed Co. является самым успешным канна-бизнесом в мире. Победитель многих международных наград (34 Кубков High Times, 17 Кубков Highlife, и еще много частных наград во многих странах), G.S.C. является лидером конопляной генетики. Арьян, владелец и основатель, неофициально считается королем каннабиса за этот удивительный рекорд по сбору всевозможных наград, выигранных на протяжении его карьеры.


semena konopli